Роберт Оуэн: педагогические идеи и мысли о воспитании

2016-12-11_143530Роберт Оуэн — английский предприниматель и экономист, философ, педагог, реформатор, приверженец утопического социализма.

Годы жизни: 1771 — 1858

Деятельность Роберта Оуэна в Англии

Оуэн родился в 1771 году в небольшом городке Южной Англии в семье ремесленника. Детство было недолгим. С десяти лет ему пришлось работать приказчиком в магазинах Стамфорда, Лондона, Манчестера. Оуэн работает и учится. В двадцать лет он уже управляющий на манчестерской текстильной фабрике, а через три-четыре года — один из известнейших, признанных знатоков бумагопрядильного дела. В 1800 году он становится управляющим и совладельцем крупной фабрики в шотландском городе Нью-Ланарке. Впереди открывалась блестящая карьера: «человек из народа» имел все шансы стать в ряды «элиты» — не по титулу, так по сумме текущего счета. Но у Оуэна были другие планы. Он мечтал — ни много ни мало! — о переустройстве общества на разумных началах. И первым примером тому должен стать Нью-Ланарк. Оуэн улучшает условия труда, сокращает рабочий день на три с половиной часа, уничтожает систему штрафов и наказаний. И создает школы. Для него это было самым главным. В той системе воззрений, которая сложилась у тридцатилетнего фабриканта, определяющим был тезис: люди не виновны в том, что они невежественны, или жестоки, или скупы; они — продукт общества, продукт воспитания. Измените условия — и все будет по-другому.

Изменить воспитание — во всяком случае, в пределах Нью-Ланарка — Оуэн мог. Через несколько лет питомцы «Нового института» по своему умственному развитию и физическому совершенству могли бы поспорить с воспитанниками любой аристократической школы. Но изменить общество… Когда Оуэн призвал своих «коллег»-фабрикантов последовать его примеру, те чуть ли не высмеяли его. Он попробовал обратиться к парламенту — там не захотели его даже выслушать. Когда же он перешел к прямой пропаганде общественного переустройства, настороженное восхищение, которое вызывали у официальной Англии опыты в Ныю-Ланарке, немедленно сменилось насмешками и проклятиями,

«Пока его деятельность была простой филантропией, — писал Ф. Энгельс, — она доставляла ему богатство, всеобщее одобрение, почет и славу. Он был популярнейшим человеком в Европе… Но лишь он выступил со своими коммунистическими теориями, как обстановка изменилась. Три великих препятствия заграждали, по его мнению, путь к общественным реформам: частная собственность, религия и существующая форма брака. Начиная борьбу с этими препятствиями, он знал, что ему предстоит стать отверженным в среде официального общества и лишиться своего общественного положения. Но эти соображения ни на волос не убавили энергии его беспощадного нападения.

Произошло то, что он предвидел: его изгнали из официального общества; игнорируемый прессой, обедневший… он обратился прямо к рабочему классу и трудился в его среде еще тридцать лет».

За долгие годы (Оуэн умер 17 ноября 1858 года в возрасте восьмидесяти семи лет) многое менялось в его жизни, в его воззрениях. Но интерес к вопросам воспитания оставался неизменным. И к педагогическим работам Оуэна вполне применимы слова Энгельса, характеризующие всю деятельность трех великих социалистов-утопистов: они «…гениально предвосхитили бесчисленное множество положений, правильность которых мы доказываем теперь научно».

Педагогические идеи Роберта Оуэна

Из «Лекций о рациональной системе устройства общества»:

…Благодаря воспитанию в отдаленном будущем несовершенное человечество превратится в новую расу людей —таково могущество воспитания.

Термин «воспитание» употребляется весьма часто, но понимается весьма различно. Под воспитанием автор понимает культивирование и упражнение всех способностей нашей природы посредством всех обстоятельств, включая и лиц, которые окружают индивидуума, начиная от его зарождения в утробе матери и до его смертного часа, ибо все эти обстоятельства оказывают свое влияние на формирование характера каждого человеческого существа.

С этой точки зрения каждый человеческий ребенок подвергается воспитанию, и самый ничтожный бедняк, равно как и самый могущественный властелин, получает воспитание от случайных внешних обстоятельств, которые, таким образом, повлияли и на того и на другого. И главное различие между властелином и нищим возникает под влиянием этих многоразличных обстоятельств. Ибо человек всегда был, есть и всегда будет в значительной мере созданием обстоятельств, тех вышеупомянутых обстоятельств, которые влияют как на зародыш, так и на индивидуум после его рождения.

То, что кажется не подлежащим действию этого мирового закона природы, есть ядро человека, или та чудесная смесь качеств, которая в малом ядре содержит в себе семя всех человеческих свойств.

…Можно думать, согласно тому опыту, какой мы имеем из наблюдений над жизнью и развитием животных, что, окружив родоначальников будущих поколений более возвышенными обстоятельствами, способствующими развитию и распространению лучших человеческих качеств (качеств ума, поведения, характера и внешности), человечество постепенно добьется безграничного улучшения в ребенке после его рождения, а может быть, и самого ядра человеческой природы; и что, благодаря этому, следующие поколения людей в каком-то отдаленном будущем окажутся настолько выше современных — физически, умственно, морально и практически, —- что их едва можно будет признать принадлежащими к тому же самому виду…

…Правдивость наиболее естественна для детей; и если бы их никогда не учили неправде, они никогда бы не помышляли выражать ее в мыслях, в словах или в поступках. Но при обучении, которое они получают теперь, лживость внедряется в них раньше, чем они достигли двух месяцев; ибо никто, кажется, не представляет себе, какое раннее влияние на детский ум оказывает неправильное обхождение. Знания, которые им будут давать, должны быть теми знаниями, которые представляют для них наибольшую ценность и которые они могут ясно и точно понять. Им никогда не будут говорить о таинственном или о чем-нибудь, чего их ум понять не может. Им не будут говорить даже об обыкновенных предметах, пока они не прошли через их опыт; ибо пустые звуки или названия никогда не могут вызвать в уме ребенка верных идей.

Их будут обучать при помощи безыскусственных бесед и изучения предметов, для того чтобы они могли понять их качества и их употребление; или, если нельзя получить самые предметы, будут применять лучшие, какие только можно найти, модели, рисунки или картины. Наглядное изучение природы должно быть нашей системой.

Детям будет разрешаться и их будут поощрять задавать вопросы и им никогда не будет отказано в таком ответе, который может быть понятен их молодым умам; или, если они не могут понять нужное объяснение, им будут говорить, что их умы еще слишком нежны и неопытны, чтобы понять этот вопрос; но никогда каким бы то ни было образом не должно применять к ним какой бы то ни было вид обмана.

Страх никогда не будет применяться при воспитании. Страх умаляет, а не стимулирует способности ума и уничтожает многие из высших и тончайших дарований; и только тогда, когда ум совершенно освобожден от всякого рода страха, его способности могут находиться в наилучшем состоянии для того, чтобы получать знания и усовершенствоваться…

Дети, обученные так, как я объяснил, всегда поражали меня широтой полученных ими знаний и быстротой продвижения в приобретении их.

Из «Книги нового нравственного мира»:

…Человек всегда был, есть и будет в значительной степени созданием внешних обстоятельств, окружающих его. Помещайте его постоянно в низменную, порочную среду — и он, с некоторыми небольшими вариациями, сам сделается низменным и порочным. Поместите его среди обстоятельств возвышенных и подлинно доброкачественных — и точно так же, с некоторыми небольшими вариациями, проистекающими от природных индивидуальных качеств, он сделается возвышенным и добрым. Напрасно обсуждать подробности воспитательной системы, пока не будет создан общий абрис внешних разумных обстоятельств. Для того чтобы разумно воспитывать, мужчины и женщины сами должны предварительно обучиться в образцовых учреждениях, чтобы приобрести внешность, речь, манеры и поведение и особенно дух, необходимые для формирования и обучения детей, с тем чтобы они стали разумными в зрелые годы. Эти воспитатели должны, прежде чем учить других, сами научиться понимать причину лживости, проглядывающей во взглядах, словах и манерах каждого индивидуума, и способы, какими эта причина может быть устранена навсегда из человеческого общества… Эти учителя подрастающих поколений… сами должны предварительно быть обучены тому, как наполнять душу каждого ученика неподдельным милосердием и искренней добротой по отношению к человеческому роду… Эти учителя должны овладеть неведомым доныне языком правды без vверток и уметь сделать его привычным языком своих учеников… Эти воспитатели должны понимать причину каждого злого поступка… и научать своих воспитанников с ранних лет также понимать эти причины и преодолевать их в своем повседневном общении друг с другом. То же надо сказать о причинах гордости, тщеславия и обмана, которые… являются неизбежными следствиями непонимания человеческой природы, разрушительного влияния на нее похвал и порицаний, наград и наказаний и всех неразумных чувств и понятий, проистекающих из этих мер.

Но позволительно спросить о том, где могут быть приобретены детьми эти разумные привычки? Не в четырех стенах пустого здания, где царит формализм и откуда изгнана природа; но в детской, на площадке для игр, на поле, в саду, в мастерских, на фабриках, в музеях и в классах, где эти чувства будут культивироваться воспитателями и передаваться ученикам, где факты, собранные из всех перечисленных источников, будут собираться, истолковываться, обсуждаться, становиться ясными для всех и показанными в связи с их прямым приложением к практике во всех видах трудовой деятельности людей; с тем, чтобы каждый мальчик и каждая девочка, еще не достигнув 12 лет, имели четкое представление об основах человеческих познаний к их пределах, а также о разделах производящей промышленности и распределении богатств; и не только об общих принципах и путях производства и распределения богатств наилучшим образом, но и о необходимости того и другого и о причинах, почему они так, а не иначе производятся и распределяются в разумно организованном обществе всеми членами его в определенный период их жизни и в целях распределения богатств между всеми членами общества к их выгоде.

Необходимо также, чтобы они были знакомы с наукой об образовании человеческого характера,— с тем, как их собственный был сформирован на основе определенных принципов и практики, и с тем, как в продолжение своей последующей жизни они должны принимать участие в формировании физического, умственного, нравственного и практического характера своих младших друзей и товарищей… чтобы, сверх того, они имели ясное представление о принципах и практике разумного управления и понимали бы причины необходимости и приемы применения такого управления.

Короче говоря, детей должно будет так воспитывать и обучать, чтобы они хорошо ознакомливались в общем и во многих деталях со всеми сторонами общественной жизни, знали бы историю человечества, основы естествознания и то, как им самим действовать в человеческом обществе для того, чтобы самим быть счастливыми, завоевывать счастье для своих собратий и для всего живого на земле.

И это, на первый взгляд слишком сложное, воспитание совершенно незаметно будет воздействовать на сознание и поведение всех, без какого-либо насилия над физической или умственной сторонами человека, но с большой радостью для учителей и учащихся, — так как все воспитание будет в согласии с природой, в то время как в прошлом и теперь все делается вопреки природе…

То воспитание, которое здесь описано, подготовит наступление давно обещанного золотого века, с тою разницей, что то счастье, какое оно даст всем, будет существовать и увеличиваться с ростом знания, пока будет существовать мир.

Из сборника «Новое существование человека на земле»:

…Воспитание в том смысле, как я его понимаю, составляет самую существенную часть излагаемой мною системы. Однако широкая публика имеет самое слабое представление о науке воспитания, которая, как мне кажется, действительно находится сейчас на самой начальной ступени своего развития.

…Но сначала нужно преодолеть некоторые предрассудки и ошибки, преграждающие путь к этим преобразованиям. Родители не должны стремиться к созданию для своих детей каких-либо преимуществ в сравнении с чужими детьми. Совершенно одинаковые условия должны существовать для всех, ни один ребенок не должен чувствовать ни атома пристрастия, не должно быть и намека на индивидуальные награды. С другой стороны, ребенок по вашему взгляду, слову или обращению с ним не должен чувствовать ни малейшего намека на желание его обидеть или на неприязненное к нему отношение, наоборот, он должен быть уверен, что те, на попечение которых он отдан, чувствуют искреннее желание делать ему только добро, которым он будет наслаждаться вместе со своими товарищами.

Предлагаемые вам преобразования максимально приспособлены для осуществления указанных взглядов. Родители, получив соответствующую подготовку, будут сами давать первоначальное воспитание своим малюткам; но для блага родителей и детей необходимо, чтобы с известного возраста все дети поселка были поставлены в одинаковые условия жизни и воспитания, чтобы они действительно могли стать детьми как бы одной семьи, любящими друг друга, как братья и сестры. Бесполезно внушать детям подобные стремления, если не поставить их в условия, которые дали бы им возможность их осуществить. Дети поэтому с раннего возраста будут объединены во всем своем времяпрепровождений и занятиях.

…Здоровый ребенок, т. е. имеющий неповрежденную конституцию, не испорченный плохим воспитанием, будет всегда стремиться к знанию и развитию, какие мы ему в состоянии дать, потому что детство является периодом обостренной любознательности, периодом, когда всякое явление окружающего мира обладает интересом новизны, вследствие чего ребенок с особенным рвением готов рассматривать всякий предмет, представляющийся его чувствам. Только такой способ изучения вещей соответствует природе. Ребенок будет избегать предписания искусственной системы, а если ему будут насильственно ее навязывать, то результатом будет повреждение его интеллекта и сферы его чувств.

Поэтому если мы не в состоянии привлечь его внимание к предметам, которыми мы стремимся его заинтересовать, то мы можем с уверенностью заключить, что причина этого лежит в самом предмете или в способе нашего преподавания, и вместо того чтобы порицать или наказывать ребенка за то, что он не воспринимает преподаваемого ему предмета, мы должны изменить или исправить наши планы обучения.

Опыт меня всецело убедил, что, если мы поступаем согласно этим принципам, давая детям знание фактов, начиная с самых простых и наиболее приятных им для ознакомления, переходя постепенно по мере развития их ума к другим, более сложным, они могут в раннем возрасте быть ознакомлены со всеми теми общими фактами, от которых берет начало вся современная наука. Получив образование и воспитание при условиях, столь благоприятных для их нравственного и умственного развития и для их здоровья и счастья, они избегнут опасности впасть в прискорбное заблуждение о сущности человеческой природы — заблуждение, являющееся причиной всякого немилосердия в мыслях и всякой неприязни, столкновений и зла на практике.

Вам понравилось? Нажмите кнопочку:

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика
© 2017 Учитель немецкого  Войти