«Секрет Ивана Петровича»

папа и сынВот так посмотришь на семьи, в которых растут дети, и удивишься: одни родители из кожи вон лезут, стараются, а дитя нос воротит, другие воспитывают спокойно и ненавязчиво, примером показывая, что хорошо, что плохо. Познать тонкости семейного воспитания нелегко, еще труднее — научить родителей воспитывать детей. Самый лучший учитель — это опыт, жизнь, общество. Положительный пример семейного воспитания детей описан в журнале «Семья и школа» с пожелтевшими страницами. Заглянем?

«Хороший сын у Ивана Петровича, это мы все говорим. Вот взять хоть самое главное для родителей: послушание.

К примеру, играют ребята во дворе. Иван Петрович подойдет к окну и крикнет: «Сынка, зайди-ка на минутку!» Скажет и сразу идет в переднюю дверь открывать – уверен. А Сережка и правда уже по лестнице топает.

— И как это только у него получается, не понимаю? – удивляется сосед Степан Федорович. – Я, бывает, своего Саньку раз двадцать окликну, ругну его иной раз для строгости не по-хорошему, тогда только соизволит оглянуться. Идет вразвалочку, да еще канючит себе под нос: «Ну что ты кричишь, ведь не горит же!…» Встанет на пороге, а сам за ручку двери держится и всем своим видом выказывает желание удрать.

— Ну, чего?

— А хоть бы и ничего! – говорю. – Это не твое дело даже – чего! Может, я тебя без всякого «чего» зову, я же тебе отец! Нет, ты отвечай, должен ты сразу идти или не должен, если тебя отец родной к себе требует? Он – на дыбки, я – за ремень. Строжу, строжу, а все как горох об стену! А у Ивана-то Петровича этого не водится. Он своего Сережку пальцем не тронул, я знаю, 14 лет рядом живем. А парень шелковый. И за молоком утром сбегает, и белье в прачечную снесет, и авоськи с картошкой не постесняется. А моего и за хлебом-то с боем выпроваживать приходится. Никакой жалости к матери… И ведь что обидно, ровесники мальчишки, в одном классе учатся, и мы с Иваном Петровичем одних костей, можно сказать. Нет, вы мне скажите, почему Сережка к родителям лицом стоит, а мой Санька боком? Может, он секрет какой знает, Иван-то Петрович?

Иван Петрович заметно сердится, когда сосед спрашивает его, как ему переделать Саньку.

— Опоздал ты, брат, — говорит он огорченно. – Человека из ребенка сызмальства делать надо.

Сережке было пять лет, когда Иван Петрович отправил жену работать.

— Иди хоть вольным воздухом дохни, Наташа, с людьми побудь! Хватит нам на твоей шее сидеть, — сказал он. – Сами с Сережкой хозяйничать будем помаленьку.

— А не трудно будет? – жена бережно тронула пустой рукав мужниной рубашки.

— Привыкнем, — успокоил ее Иван Петрович. – Пора уж нам. Ты посуду-то умеешь мыть, Сережа?

— Не-а! – сказал мальчик. – А ты, пап?

— Вот и я не умею. Только ведь мы с тобой страсть какие способные, я думаю, научимся, а, сынка?

— Научимся, — обрадовался Сережка. – Давай сейчас прямо учиться!

В семь лет Сережка хвастался во дворе: « А у меня три бабушки есть! Папина, Мамина и бабушка Ариша. Мы к ней осенью картошку копать поедем».

Бабка Ариша была им не родня, а вовсе чужая старушка, мать погибшего фронтового друга Ивана Петровича. Молодой этот славный парнишка крепко любил мать, и когда погиб в 1942-м, Иван Петрович, как свою, принял эту его любовь к матери, стал посылать тетке Арише треугольники, не подробно, но регулярно сообщая ей о себе. После госпиталя он приехал к ней, известил телеграммой, что едет. Тетка Ариша встретила его на станции, обняла дрожащими руками и припала седой головой к пустому рукаву, оплакивая и свою, и его беду. Иван Петрович прожил у нее две недели, и, привыкая, приноравливаясь к своему одноручью, починил сарай, обкопал погребицу и посадил за домом несколько яблонь из заброшенного довоенного питомника.

Потом он уехал в город, пообещав, что приедет копать картошку. С тех пор Иван Петрович приезжал к тетке Арише каждую осень один или с женой, а когда Сережке исполнилось всего семь лет, стал брать и его.

Обычно он без сожаления будил сынишку в шесть часов утра, и они, наскоро поев, отправлялись на дальние огороды. Маленький Сережка с гордостью тащил тяжелую отцовскую лопату, особую лопату с круглой широкой шляпкой для упора в плече, а Иван Петрович одной рукой нес мешки и корзины. Копал он споро, ловко, с одного раза выворачивая на полосу аккуратные горки белых картофелин, а Сережка подбирал и сортировал их по ведрам.

— Что, уморился? – хитровато спрашивал отец и сам смахивал пот. – Ничего, мы же с тобой мужчины… Бабушке-то потрудней было бы, как думаешь?

— Конечно, — соглашался Сережа. – Она же совсем старенькая…

Так, где примером, где ненароком оброненным словом, учил Иван Петрович сына не жалеть себя для людей, подставлять слабому свое плечо.

Однажды там же в деревне, когда Сережка был уже постарше, прибежал он к отцу расстроенный:

— Эх, пап, кино отменили. Дядя Саша механик заболел! Ждали, ждали. Даже с дальнего конца прийти хотели…

— А объявление висит, что кино отменяется? – спросил Иван Петрович.

— Теперь уж поздно вешать! – вздохнул Сережка.

— Ты вот что, Сережа, — сказал Иван Петрович, — собери-ка свою команду и марш по домам. Предупредить людей надо. Ведь они и так после работы устанут, придут в клуб, а тут такое огорчение. Сумеете?

— И на дальний конец идти? – спросил Сережа.

— А как же! В первую очередь!

— Не пойдут ребята, купаться охота…

— Ну ты уж тогда сам, сынка, — твердо сказал Иван Петрович. – Надо ведь, а? Надо? Как думаешь?

— Надо…

Иногда отцовская доброта оборачивалась для Сережи не совсем понятной стороной.

Раз, когда отец с сыном шагали по улице, к ним, покачиваясь, подошел пьяный:

— Слышь, друг! – сказал он и заискивающе тронул за локоть Ивана Петровича… — Дай двадцать копеек! Опохмелиться надо… Душа горит…

Иван Петрович гневно взглянул в бесцветные глаза пьяного.

— Не дам, — сказал он резко. – Есть, а не дам. Пошли, Сергей!

— Эх, инвалид, двугривенный пожалел, — плаксиво сказал пьяный. – Сердце у тебя каменное!..

Сережке стало нестерпимо стыдно. С удивлением и обидой посмотрел он на отца. Иван Петрович поймал этот взгляд и еще больше нахмурился. Лицо его стало жестким. Молча дошли они до дома. Только еще раз Иван Петрович искоса взглянул на сына, но Сережка упрямо опустил глаза. Молча вошли они в дом, молча сели за стол.

— Что случилось-то? – спросила мать, подавая борщ. – Ваня, Сережа, да что с вами? Уж не поссорились ли?

— Разногласия у нас! – сказал Иван Петрович. – Ведь разногласия, а, Сережка?

— Да, — прямо посмотрел Сережка на отца.

— Осудил отца?

— Осудил!

— Так… Значит, решил: пожадничал отец, не дал 20 копеек…

— Да, а если мне его жалко… — уже неуверенно сказал Сережа.

— Жалко! – Иван Петрович встал и прошел по комнате. – Жалко! Может быть, и приятнее было его пожалеть, Сережа. Куда лучше… Отвалил 20 копеек, и совесть чиста. Пей, милый человек, за здоровье доброго Ивана Петровича, луди в луже, топчи сам свою разъединственную дорогую жизнь, теряй лицо человеческое… Ты глаза-то его бесцветные, пустые, запомни, Сережа? Это их водка, сынок, вытравила. Жалостливые ему деньжонки на водочку подсовывали… Нет, Сережа, жалость эта – мелкокалиберная. А человеку в беде дальнобойная доброта нужна. Пожалей его кто-то вовремя со строгостью, глядишь, и встал бы человек!

Вот так по-разному воспитывает сына Иван Петрович. А как прорастет все это в мальчике, мне стало понятно после одного маленького случая, в котором раскрылся золотой Сережкин характер.

Сережка куда-то очень спешил и обогнал меня не улице, не заметив. Он бежал изо всех сил, размахивая синей спортивной сумкой с ракеткой, — по-видимому, собрался на стадион, и теперь хотел успеть на троллейбус. Не успеет! Вот Сережка уже у двери, сейчас с разбегу вспрыгнет… И вдруг на один коротенький миг он круто остановился, непроизвольно уступая дорогу тем, кто мог бы выйти из троллейбуса ему навстречу…

Так вот он, секрет Ивана Петровича! Это он, Иван Петрович, солдат, рабочий, отец, воспитал в Сережке высокую способность всегда, в любых обстоятельствах, прежде всего думать не о себе, а о людях, и это стало для мальчика потребностью, обязанностью, главной чертой характера.»

Автор: Наталья Завьялова, журнал «Семья и школа» 1977 год

Вам понравилось? Нажмите кнопочку:

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика
© 2017 Учитель немецкого  Войти