Педагогическая деятельность Блонского П. П.

2015-05-05_110138Павел Петрович Блонский (1884— 1941) — выдающийся со­ветский педагог и психолог, один из первостроителей советской трудовой школы. Пройдя путь революционного воспита­ния в годы первой русской револю­ции, Блонский был революционером и в педагогике: он связывал преобразо­вание школы и всей системы воспита­ния с коренным социальным преобра­зованием России.

Великий Октябрь ученый встретил ра­достно и с величайшим энтузиазмом включился в активную работу по созда­нию новой школы. В эти годы он писал: «В педагогике до сих пор слиш­ком много обывательщины и слишком мало научности. От подавляющего боль­шинства педагогических рассуждений и проектов веет то бессодержательной и туманной риторикой, то безудержным и абстрактным прожектерством, то до крайности беспринципным и неустойчи­вым «здравым смыслом». Педагогика как социальная наука может только тог­да стать наукой, когда она станет поль­зоваться тем методом, который, единст­венный, делает всякую общественную науку действительной наукой. Этот ме­тод — марксистский.»

Творческое наследие Блонского педагога богато. Оно включает почти двести работ по пе­дагогике, психологии и философии. Мно­гое в нем не устарело и отвечает на запросы сегодняшнего дня.

Педагог П. П. Блонский о воспитании

Большое место в его творчестве за­нимали проблемы семейного воспитания.

Блонский беззаветно любил детей. В его работах можно найти много стра­ниц, где он протестует против без­душного, формального отношения к ре­бенку, когда с ним не считаются, ло­мают его волю, игнорируют интересы, чувства. Еще в 1918 году он писал, что «школа будущего представляется нам как школа естественного развития чело­века, как школа, основанная на психо­логии ребенка». Родители найдут в его сочинениях мно­го полезных советов, тонких наблюде­ний по самым различным вопросам вос­питания детей.

Блонский стоял за общественное воспи­тание, но высоко оценивал и роль семьи. Очевидно, здесь сказывалось то, что сам он получил хорошее семей­ное воспитание. В детские годы боль­шое влияние на мальчика оказала его бабушка. Это была образованная, куль­турная, с сильным характером жен­щина. Впоследствии, посвящая ее памяти свою книгу «Философия Плотина» (1918), он писал: «Именно ей я считаю себя обя­занным основой всего хорошего, что только может быть во мне, и именно ее образ до последних дней моих будет наиболее сильным и отрадным вдохновителем моего лучшего «я».

В семье Блонских преобладал дух труда и ответственности. В мемуарах Павла Петровича мы читаем: «Отец был очень честным человеком, и культ, да — именно культ — честности царил в нашей семье. О ней постоянно говорила и мать.» Естественно, все это влияло на мальчика.

«С твердым сознанием, что я буду жить только на то, что заработаю, я рос и спешил как можно скорее начать зарабатывать. С 14 лет я уже давал уроки.» Здесь же он писал: «Я не мечтал ни о славе, ни о почестях, но я мечтал «недаром прожить».

В суждениях Блонского о проблемах семейного воспитания этот его личный опыт просматривается сквозь призму основных его педагогических идей. Он считал, что нормальная семья — важнейшее условия для правильного воспитания детей. Поэтому «в идеальной семье, где царит сердечность. мир и порядок и где все трудятся, об особых воспитательных мерах можно и не говорить. В такой семье ребенок уже сам по себе развивается нормально: его упражняет в хороших привычках сама семейная жизнь«.

А как быть, если в воспитании возникают трудности? Блонский рекомендовал ряд педагогических мер. Он был против постоянных запрещений и приказа­ний. По его мнению, «гораздо разум­нее вместо беспрестанного стеснительно­го «нельзя» наводить ребенка на правиль­ный путь, давать ему какое-нибудь рацио­нальное занятие: чаще всего «нельзя» приходится говорить ничего не делающе­му ребенку…» Он был против и обычая упрекать ребенка, говорить часто о его недостатках; ребенок в этом случае теря­ет веру в себя, и у него могут совершенно опуститься руки.

В советские годы педагог Блонский П. П. изучал многие вопросы воспитания и обучения. Особый интерес представляют его иссле­дования о возрастных особенностях детей. Здесь у него много ценных суждений об особенностях душевной жизни ребенка, подростка и юноши.

П. П. Блонский о психологии

Блонский не уставал утверждать, что ребенок — не пассив­ный продукт среды, что нельзя правиль­но воспитывать детей, не опираясь на их собственную активность. Нужно понять внутренние законы психики ребенка, что­бы сознательно руководить его деятель­ностью.

Серьезное внимание Блонский уделял вопросам полового воспитания. Особый интерес представляет его солидное иссле­дование «Очерки детской сексуальности» (1935). Говоря о психологии любви, он писал: «Насколько большую роль игра­ет любовь в жизни, настолько малое вни­мание уделяет ей психологическая наука. От этого страдает и жизнь и наука. В жизни любовь, как мало по­знанное явление, скорее в качестве сти­хийной силы владеет человеком, нежели повинуется ему. В науке, мало изучая столь основное переживание, мы тем са­мым лишаем себя необходимейших мате­риалов для разрешения ряда основных проблем, относящихся к психологии по­требностей, влечений, стремлений, чувств, эмоций и т. д.».

Ученый-психолог Блонский подчеркивал, что цели полового воспитания могут быть в полной мере осуществлены лишь при взаимосвязи его с нравственным развитием ребенка. Он от­мечал: «половое просвещение не всегда правильно понимается. Нередко ему ставят чисто информационные задачи, тогда как оно, конечно, должно быть подчинено пе­дагогическим задачам; …не просто инфор­мировать, а именно воспитывать… поло­вое просвещение должно быть в са­мую первую очередь общественно-мораль­ным просвещением.»

Ценны суждения Блонского о крите­риях выбора профессии. Отвечая на во­прос, на каком поприще человек более всего полезен, он писал:

«Самоопределя­ется … человек в действии: чтобы узнать, к чему ты способен, действуй и пробуй, не смущаясь всегда неизбежными первы­ми неудачами… До дела человек никогда не сможет познать, на что он годен, де­ло же очень быстро выяснит ему это.»

Мы коснулись очень кратко лишь от­дельных сторон богатого теоретического наследия замечательного педагога. Дея­тельность Павла Петровича Блонского — яркая страница в истории советской шко­лы, педагогики, психологии,

Цитаты из книги П. П. Блонского «Задачи и методы но­вой народной школы» (1917)

Человек должен быть чутким к че­ловеку, и именно на человеческую жизнь должен быть преимуществен­но обращен взгляд ребенка.

Говоря о методах познаний: «ре­бенок только то может хорошо на­блюдать, в чем он жизненно заинте­ресован. Позиция бесстрастного наблюдателя человеческой жизни очень мало способствует познанию этой жизни. Действительный интерес к ней и зоркое внимание пробудятся у ребенка лишь тогда, когда он втянет­ся в активное участие в окружаю­щей его человеческой жизни…

Только тот знает человека, кто инте­ресуется им, интересуется же им тот, кто живет с ним вместе и любит его.

Учитель не самодержец над чужи­ми детьми. Вместе с рассказами де­тей об их жизни в семье в школу входит и влияние семьи. Не только ученик узнал школу, но и учитель узнал семью ребенка, а для успеха его работы это необходимо. Семья и школа тесно сливают­ся. Учитель дол­жен обладать тактом и помнить, что главная задача — ввести ребенка в жизнь нормальной семьи. И пока школа будет оторвана от семьи ре­бенка, эта семья будет права в своем недоверии или равнодушии к работе школы.

Дорожите цельным впечатлением ребенка, его думою и настроением. Урок — или логическая задача, ко­торую дети сами решают, или рас­сказ, сердечный и простой, учите­ля. Рассказ учителя должен быть восстановлен в своих правах. Как сильно может всколыхнуть детские души рассказ учителя о своей рабо­те, своем детстве, своих путешест­виях, своих любимых писателях и своих любимых героях? Почему учи­тель, как живая личность, отсутст­вует в классе и держит свою душу на замке от детей? Почему перед детьми так часто скучающий профес­сионал? Лишь живая душа оживит души. Говори же, говори, учитель; может быть, час твоего увлечения — самый поучительный час для детей. Всколыхни их сердца, дай им глу­бокое впечатление.

В школе должно быть по­больше ярких, красочных часов. И для того, чтобы увлечь ребенка рассказом (а дети очень любят рассказ), нуж­но не так много: нужно быть прос­тым и сердечным, самому чувство­вать и избегать пышных фраз.

Овейте душу ребенка героизмом и поэзией: этим вы воспитаете в нем самоотверженное нежное сердце. По­больше рассказов о героях-людях и героях-народах, побольше поэзии и музыки.

Два порока имеет детская фанта­зия: детский вымысел скучен, и ре­бенок некритически относится к нему; ребенок — раб своей бедной фанта­зии. Для устранения первого порока и необходим толчок со стороны учителя, его работа вместе с учени­ком, совместное фантазирование. А для того, чтобы ребенок не по­терял чувства реальности, для этого не развитие его воображения сдержи­вайте, но развивайте в нем парал­лельно критическую научную мысль, что мы и делали. Фантазия и дей­ствительность не враги; плохо — фан­тазия и плохое знание действитель­ности.

…В современной школе слишком много шуму: либо учитель, либо дети слишком много говорят. Учитель, как несчастья, боится молчания в классе. А между тем в молчании зреет мысль и особенно чувство. Древние пифагорейцы прославляли тихое со­зерцание. Дадим же место ему и в на­шей школе. Пусть дети будут иметь возможность сосредоточиться, пере­жить в себе полученное впечатление. Подобные паузы для созерцания, раз­думья или переживания чувства необходимы. Перестанем беспрестанно тормошить наших учеников.

Надо воспитать в ребенке благоговейное отношение к труду, истине и людям. Наша шко­ла — школа серьезности, и мы ка­тегорически против учения-забавы. Жизнь — не игра, не забава, но серьезное дело, требующее священно­го отношения. Поэтому и учитель жизни не забавник. Конечно, в нашей школе будут детские улыбки, детский смех и добродушный юмор учителя, но все это не самоцель; все это лишь привходящие моменты, лишь внешние проявления бодрости духа. Но в глубине души ребенок должен всегда с чувством благоговения подходить к своей работе и серьезно относиться к ней…

Любите не школу, а детей, при­ходящих в школу, любите не кни­ги о действительности, а самую дей­ствительность, не жизнь суживайте до учения, но учение расширяйте до жизни! А самое главное: любите жизнь и как можно больше живи­те живою жизнью.

Школа должна дать ме­сто жизни учителя, иначе она не будет иметь учителей — живых лю­дей. Школа должна дать возмож­ность учителю стать человеком для детей и жить в классе интен­сивной человеческой жизнью. В шко­ле должно быть возможно больше простора для личного творчества учи­теля… Превратим же уроки в совмест­ную жизнь учителя с детьми, пусть урок будет или совместной работой над новой задачей, или задушев­ной общей беседой. Пусть учитель не скрывает от детей своего серд­ца, в котором дети увидят не толь­ко учительскую раздражительность и сухость, пусть наша новая школа мысли, человечности и поэзии для ре­бенка будет школой, полной челове­ческой жизни и живого культур­ного творчества и для учителя.

Метки: П. П. Блонский педагог, Блонский: педагогика и психология, педагогическая деятельность, вклад Блонского П. П. в педагогику

Вам понравилось? Нажмите кнопочку:

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика
© 2017 Учитель немецкого  Войти