П. Ф. Каптерев о семейном воспитании

2016-10-12_110717Имя, идеи и работы Петра Федоровича Каптерева (1849 —1922) известны сегодня лишь сравнительно узкому кругу специалистов-педагогов. А между тем многое в них и сейчас продолжает представлять интерес для широкого круга читателей.

П. Ф. Каптерев как педагог

Педагогические идеи и воззрения Каптерева, начавшего свою деятельность в 70-х годах 19-го века, во многом перекликаются с идеями К. Д. Ушинского. Конечно, место, занимаемое Каптеревым в истории русской педагогики, значительно скромнее, далеко не все из созданного им выдержало испытание временем. Но нам близко стремление Каптерева строить процесс обучения и воспитания, исходя из психологических особенностей развития ребенка, его борьба за творческий, активный характер обучения, против казенщины, догматизма, муштры, близка та глубокая любовь к детям, которая пронизывает все его работы.

Видя в просвещении народа одну из важнейших общественных задач, Каптерев, однако, не осознавал, что путь к нему лежит лишь через революционное преобразование общества. Но он чувствовал, как тесно связан существовавший характер воспитания с тогдашним общественным строем России.

Большое и постоянное внимание уделял Каптерев вопросам семейного воспитания. Он был председателем Петербургского родительского кружка, одним из инициаторов первого Всероссийского съезда по семейному воспитанию (1913 г.) и, наконец, организатором и редактором книги «Энциклопедия семейного воспитания и обучения» (1898 — 1910 гг.). В это издание включено около 10 работ Каптерева. Фрагменты из некоторых этих работ мы предлагаем сегодня вниманию наших читателей.

Некоторые педагогические идеи П. Ф. каптерева

1. Семейное воспитание должно быть чуждо всякой искусственности

…Жизнь человеческого организма распадается на возрасты. Каждый возраст имеет свои характерные черты — физические и психические. Свойства возрастов различны: есть такие, которые присущи только известным возрастам и с переживанием этих возрастов отпадают, заменяясь другими, как молочные зубы заменяются настоящими; а есть и такие свойства, которые переходят в дальнейшие возрасты и с жизнью человека только изменяются — или увеличиваются, или ослабевают.

…Что же делается с теми свойствами, которые не переходят в следующие возрасты, а отпадают с переживанием детства и юности, как к ним относятся родители, воспитатели и вообще взрослые люди? Взрослые смотрят на специфические свойства возрастов свысока, как на нечто несовершенное, незрелое, малоценное. Дети и юноши — умственные и нравственные недоросли, несовершенные существа: все, специально им присущее, характерное, нужно поскорее вытеснить и заменить нашим, взрослым. Каждый возраст имеет свои особенные взгляды, вкусы, свою манеру думать и говорить, свои понятия о прекрасном и нравственном.

В каждом возрасте человек есть настоящий, цельный человек, своеобразный, а не только ступень развития на пути к настоящему, полному человеку. Но мы, взрослые, мало ценим особенности мысли и чувства детей и юношей, мало уважаем их своеобразную личность; мы упорно стараемся привить им наши взгляды и вкусы, нашу манеру думать и поступать. Мы уверены в своем превосходстве и требуем подчинения себе; мы часто смеемся над детским простодушием и доверчивостью, удивляемся юношескому жару и увлечению, — все это странно, все это не хорошо, потому что мы, взрослые, думаем и действуем иначе. Мы даем себе мало труда понять особенности детства и юности, войти в характер мысли и чувства пережитых возрастов, выяснить себе, что естественно, что необходимо в эти возрасты. К чему?.. Ведь все специфически детское и юношеское пройдет, отпадет с возрастом, останутся только свойства, переходящие в другие возрасты. И взрослые не церемонятся с детьми и юношами, насколько именно они — дети и юноши; они позволяют им оставаться вполне самими собой, жить полною жизнью возрастов только в часы отдыха, а во все прочее время только приготовляют их к чему-то в будущем.

Специальные свойства воспитательных возрастов нередко прямо объявляются недостатками, с ними ведется борьба, их пытаются истребить.

Давно ли детскую подвижность, резвость, неподдельность перестали считать детскими недостатками, давно ли перестали преследовать детей за эти свойства, да и везде ли перестали? И многие психические детские свойства, например, малая способность сосредоточивать внимание, торопливость в суждении, бесцеремонное заявление своих вкусов, желаний и пр. не считаются ли и доселе недостатками, подлежащими искоренению и замене качествами более почтенными и солидными? Борьба ведется нередко систематически со всякими свойствами возрастов, существенными и несущественными.

Вообще прелесть детства, отрочества, юности ценится зрелыми людьми мало: взрослые желают, чтобы их дети поскорее пережили эти возрасты и перешли в следующий. Глядя на грудного ребенка, родители желают, чтобы он поскорее подрос и начал ходить; 4 — 5-летних начинают усердно готовить к школе и обуздывать пустое будто бы ребячество детей, не хотящих и думать о школе; в школах детям и юношам упорно прививают мудрость и мораль взрослых. Под этими давлениями мальчики и девочки так хорошо развиваются, что, наконец, сами желают поскорее перейти в следующий возраст, чувствуют некоторый стыд за свою юность. Взрослые как бы говорят детям: из вас будет то-то и вам будут нужны в будущем, в жизни, такие-то свойства. Имеющиеся у вас задатки этих свойств мы и будем развивать. Что же касается всех прочих свойств, которые составляют специальную принадлежность детства и юности и которые в следующие возрасты не перейдут, то они не нужны, да это и не свойства, это недостатки, препятствия на пути развития. Их нужно уничтожить и заменить по возможности свойствами взрослого человека.

Семейное воспитание должно быть чуждо всякой искусственности, оно должно быть вполне органическою деятельностью, развитием всех ценных свойств воспитательных возрастов; оно должно быть осторожным и мягким, даже и по отношению к тем свойствам, которые неудобны самим детям (например, детская пугливость), ввиду того, что это есть свойство, а не недостаток. Нужно давать детям переживать все свойства возрастов. Цели и задачи семейного воспитания должны почерпаться не из чего-либо стороннего детям, имеющего значение в жизни взрослых, а из самих детей, из их развивающегося организма. Семейное воспитание должно помогать правильному и всестороннему развитию детей, затрагивать все, а не некоторые лишь свойства, и тем более не преследовать какие-либо узкие и внешние цели. Этих последних целей достигать сравнительно легко: стоит только запастись достаточной настойчивостью и строгостью; но помогать правильному и всестороннему росту психофизического детского организма трудно. Дли достижения такой цели нужны серьезные научные знания об отличительных свойствах детского организма, об истории его развития, нужна серьезная подготовка. Строгостью здесь ничего не сделаешь.

(«Задачи и основы семейного воспитания», 1898 г.)

2. Взрослые плохо понимают жажду детской деятельности

…Дети суть существа в высшей степени деятельные; нет ни одного возраста, который по склонности к деятельности мог бы быть поставлен наравне с детством. Быстрый рост детей и их необычайная подвижность несомненно убеждают каждого, что у детей жизненные процессы совершаются энергично, быстро, что жизнь в них бьет ключом. Это нужно разуметь столько же о телесной, сколько и о духовной стороне детей. Страстная детская любознательность, необычайная восприимчивость, глубокое, поглощающее все силы внимание при встрече с новыми фактами, тонкая и жадная наблюдательность— все эти выдающиеся свойства детей несомненно указывают на весьма быстрый рост их ума, не отстающего от роста их тела. Словом, и телесная и духовная жизнь детей идет весьма быстрым ходом, что выражается вовсе не подлежащими никакому сомнению признаками, бросающимися в глаза даже и невнимательному наблюдателю.

На этой основной черте детства — неудержимой страсти к всесторонней деятельности — и должно основываться все воспитание детей. Трудно даже и представить себе, сколько прекрасных свойств было бы укреплено в детях и от скольких недостатков они были бы предохранены, если б их воспитание основывалось на указанном начале. Как часто дети изнывают от скуки, не зная, чем заняться, а взрослые не в состоянии указать интересные для них предметы занятий! Как много самых нелепых шалостей затевается детьми, потому что их силы требуют деятельности, а между тем они ничем не заняты!.. Как много пороков и дурных привычек детей ведет свое начало от состояния безделья и скуки!

Взрослые плохо понимают эту жажду детской деятельности и мало удовлетворяют ее. Они равнодушно проходят мимо богатейшего педагогического сокровища, заложенного в детскую натуру природой, и ищут заменить это прекраснейшее и богатейшее естественное средство искусственными и вредными, вроде устрашения в его различных видах.

Недостаточно понять правильное значение в общем ходе развития дитяти потребности деятельности; нужно еще уметь удовлетворять эту потребность. В этом последнем отношении взрослые оказываются также мало состоятельными. Что они предлагают детям для занятий? По большей части такие предметы, которые мало отвечают их потребностям и вкусам. Первоначальное умственное воспитание детей обыкновенно принимает характер обучения — чтению, письму, иностранным языкам, счету, элементам географии и разных других наук. Все перечисленные предметы весьма отвлеченны и имеют мало интереса для детей. А между тем за ними дети корпят целые годы, наживая не преодолимое затем никакими средствами отвращение к умственным занятиям. Дети просят хлеба, а взрослые дают камень. При таком непонимании естественных запросов детей и неумении удовлетворить их и приходится всячески стращать детей, лишь бы волей-неволей засадить их за долбню ненавистных им учебников.

Зато можно смело утверждать, что тот, кто в достаточной мере широко и глубоко понял указываемое нами основное свойство детства — неутомимую, непрерывную, постоянно возобновляющуюся у детей жажду разнообразной деятельности — и кто сумел найти средства для ее удовлетворения, постепенно усложняющиеся, становящиеся все более и более серьезными, по мере возрастания сил, тот исполнил самую важную и самую большую часть задачи и первоначального и всего дальнейшего воспитания детей и сделал совершенно излишним и ненужным устрашение. Он обеспечил постепенное укрепление и развитие всех положительных свойств дитяти; он навсегда изгнал скуку, пугливость и трепет из жизни дитяти, а вместе с ними тоскливые и капризные состояния чувства, создав прочную основу для постоянно ровного и веселого настроения; он поддержал здоровье и мужество дитяти, охранив его от множества дурных привычек, физических и нравственных, разъедающих обыкновенно весь организм праздных детей. Укрепившись на этом единственно твердом основании, воспитатель смело может смотреть вперед и не бояться будущего. Дитя, просыпающееся с живою потребностью деятельности, весь день занято непрерывно то тем, то другим, но непременно живым, интересным и посильным трудом, дитя, засыпающее среди ослабленной, угасающей деятельности, пресыщенное ею, — такое дитя на вполне хорошей дороге, поставлено правильно.

(«О страхе и мужестве в первоначальном воспитании», 1901 г.)

Вам понравилось? Нажмите кнопочку:

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика
© 2017 Учитель немецкого  Войти